23.09.2011 Интернет-конференция директора ФССП России А.О. Парфенчикова 23 сентября в ИА "Гарант"

«Совершенствование законодательства РФ об исполнительном производстве» (стенограмма выступления)

 

       23 сентября в 15-00 часов в Информационном агентстве "ГАРАНТ" состоялась интернет-конференция директора Федеральной службы судебных приставов - главного судебного пристава Российской Федерации Парфенчикова Артура Олеговича.

Ведущий интернет-конференции - Сергей Царь (ИА "ГАРАНТ").

Тема интернет-конференции: "Совершенствование законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве: новеллы законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве по вопросам административной юрисдикции и обработки персональных данных".

Ведущий: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория! Мы начинаем нашу интернет-конференцию.

Сегодня у нас в гостях Артур Олегович Парфенчиков - директор Федеральной службы судебных приставов - главный судебный пристав Российской Федерации.

 

Артур Олегович, позвольте поблагодарить Вас за то, что Вы нашли время и вновь приехали к нам на наше мероприятие.

 

         Тема интернет-конференции: "Совершенствование законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве: новеллы законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве по вопросам административной юрисдикции и обработки персональных данных".

Российское законодательство об исполнительном производстве основано на Конституции РФ и состоит из федеральных законов  "Об исполнительном производстве", "О судебных приставах" и иных законов, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

В 2011 году в федеральное законодательство, регламентирующее вопросы деятельности Федеральной службы судебных приставов, были внесены существенные изменения по вопросам административной юрисдикции и обработки персональных данных.

Например, увеличен срок давности исполнения постановления о назначении административного наказания с одного года до двух лет; до одной тысячи рублей увеличен нижний предел административного штрафа. Продолжается работа по разграничению полномочий между ФССП России и Росимуществом в сфере реализации имущества должников стоимостью до 30 тысяч рублей, а также работа по законопроекту, предусматривающему возможность проведения электронных торгов и иных форм реализации.

Внесены изменения уточняющего характера, согласно которым обработка персональных данных, в том числе биометрических персональных данных, без согласия субъекта персональных данных допускается в связи с исполнением судебных актов, актов других органов или должностных лиц, подлежащих исполнению в соответствии с законодательством об исполнительном производстве.

На стадии обсуждения находятся вопросы установления минимального размера задолженности, при котором судебные приставы могут принять решение об установлении временного ограничения на выезд должника.

Сегодня мы поговорим о новеллах законодательства, регламентирующего вопросы деятельности Федеральной службы судебных приставов, приоритетных направлениях работы по внедрению современных технологий, поэтапном переходе ведомства на осуществление государственных услуг в электронном виде, повышении прозрачности исполнительного производства и многом другом.

Уважаемые гости, наше мероприятие транслируется в онлайн-режиме на информационно-правовом портале www.garant.ru.

К моменту начала конференции поступило несколько десятков разных интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня хотим предложить нашему уважаемому гостю.

Парфенчиков А.О.: Добрый день! Спасибо Вам за возможность такого профессионального диалога. Я понимаю, что состав аудитории, которая сегодня присутствует на вашей площадке, - это профессионалы, поэтому наше общение мы построим уже несколько в таком профессиональном плане. И мне это интересней, потому что можно очень глубоко обсуждать те темы, которые сегодня интересуют нас с точки зрения дальнейшего развития института принудительного исполнения в нашей стране. Действительно, этот год очень насыщенный. На сегодняшний день принято много новых нормативных новелл, которые решают абсолютно разные вопросы, о которых мы, кстати, говорили с вами на предыдущей интернет-конференции.

Я начну, наверное, с наиболее приятного для всех слушателей, потому что мы все, прежде чем юристы, безусловно, еще и граждане. Наконец-то мы начали решать проблему устранения из принудительного исполнения незначительных сумм, направлявшихся и пока еще направляющихся на принудительное взыскание. Мы знаем, сколько критики прозвучало в адрес нашей службы, хотя, наверное, она заслуживает этого меньше всего. Мы работаем с тем материалом, который к нам поступает.

С начала года вступили в силу поправки в Налоговый кодекс Российской Федерации, которыми наконец-то определены границы принудительного взыскания с физических лиц, т.е. те границы, с которых вообще начинается процедура принудительного взыскания. Для физических лиц установлена цифра - 1,5 тыс. рублей. Мы ожидаем, что в ближайшее время закончим работать со старой налоговой задолженностью и в ближайшие месяцы, по всей видимости, с начала следующего года, когда начнет обрабатываться задолженность, образовавшаяся в 2011 году, перестанем получать эти смехотворные суммы на принудительное исполнение. Прекратятся ситуации, когда судебный пристав ищет гражданина для того, чтобы взыскать с него 2 копейки пени по налоговому платежу. Вводится система накопления. Я обращу внимание всех на то, что если в течение трех лет будет образовываться сумма свыше 1,5 тыс. руб., то тогда она будет поступать на принудительное исполнение. Мы понимаем, что сама по себе цикличность налоговых платежей будет исключать очень многие суммы из принудительного взыскания. Мне кажется, сегодня тот информационный ресурс, который действует у наших коллег из Федеральной налоговой службы, позволит нашим гражданам все-таки не иметь эту задолженность на остатке. Нас удовлетворяет, что мы движемся дальше.

Сегодня существует еще и проблема фондовых взысканий. Это различные социальные фонды, которые продолжают направлять нам на исполнение очень незначительные суммы. Но здесь мы с удовлетворением отмечаем, что наша позиция услышана на уровне Правительства РФ.

Сейчас Министерству юстиции РФ, Министерству финансов РФ, Министерству экономического развития РФ дано поручение до 1 ноября представить предложения по оптимизации взысканий в этих направлениях деятельности. Мы уже практически подготовили наши предложения по этой ситуации. Считаем, что когда идет речь об юридических лицах или индивидуальных предпринимателях, есть соответствующие банковские счета, инкассирование, то есть выставление инкассовых поручений на эти счета. И, конечно, мы полагаем, что должна быть очень значительная сумма. Мы сейчас ее обсуждаем, но это должно быть где-то 5-10 тыс. руб., может быть, даже больше, для того, чтобы помимо института инкассирования, т.е. взыскания средств, их списания с банковских счетов, инициировать процедуру розыска имущества и дальнейшего обращения на него взыскания. Т.е. мы полагаем, что это должна быть достаточно серьезная сумма, не 1,5 тыс. руб., как в отношении физических лиц, а еще раз повторюсь,  в пределах 10-15 тыс. руб. По крайней мере, сейчас уже в процессе рабочего обсуждения мы принимаем такие цифры. И мы полагаем, что до этой суммы вообще неразумно ставить вопрос о принудительном исполнении в контексте имущественных взысканий.

Таким образом, первое, о чем я хотел сказать, это внесение разумного начала в деятельность нашей службы, освобождение нас от какого-то количества малочисленных взысканий.

Далее, я хотел бы обратить внимание слушателей на очень интересную новацию, которая сегодня увеличила срок давности исполнения решений по административным штрафам. Здесь была достаточно серьезная дискуссия. Мы знаем о том, что до апреля текущего года действовала старая редакция, которая определяла годичный срок давности по административным штрафам. Конечно, очень часто этого срока не хватало, потому что штрафы сегодня поступают достаточно большие. Часто в данном случае мы работаем с заработной платой  должника, правонарушителя. И сам процесс, который мы начинали с точки зрения системного взыскания, не позволял по времени обеспечить полное взыскание этих штрафных санкций, а значит, подрывал основополагающий принцип административного наказания - его неотвратимость. Поэтому здесь были дискуссии. Мы предлагали распространить на административный штраф общий пресекательный принцип, т.е. пресекать срок давности. Но, в конечном итоге, в настоящий момент победила позиция, которая увеличивала срок давности исполнения административных штрафов. Сегодня это увеличение составляет два года. Это штрафы, которые выносятся после вступления в силу этого изменения в закон, т.е. с апреля текущего года. Мы уже ожидаем определенную оптимизацию нашей деятельности на этом направлении.

Летом 2011 года был принят очень важный пакет законов. В первую очередь, внесены изменения в Кодекс об административных правонарушениях РФ,  административно-процессуальное законодательство, а также в Федеральный закон "Об исполнительном производстве", где решена очень интересная теоретическая проблема. Если в течение какого-то периода мы шли по определенному специальному статусу судебного пристава-исполнителя в контексте административной юрисдикции, вы помните, что в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" были специальные нормы, то в конечном итоге мы все-таки  признали эту практику не совсем удачной. Был взят курс на унификацию этих полномочий. Сегодня в рамках тех изменений, которые произошли в административном законодательстве, полномочия судебного пристава-исполнителя и судебного пристава по обеспечению порядка деятельности судов унифицированы с теми нормами, которые действуют в рамках административно-процессуального законодательства.

Также очень важные изменения связаны с расширением юрисдикции должностных лиц Федеральной службы судебных приставов в непосредственном рассмотрении административных правонарушений. Т.е. определенная часть статей, ранее подведомственная судебным  органам, передана к рассмотрению должностным лицам нашей службы. Но, безусловно, это те административные составы, где речь идет о санкциях в виде административных штрафов. Конечно, где есть такой вид наказания, как административный арест, это остается прерогативой суда. Но мы здесь решаем очень важную задачу. Мы фактически освобождаем некоторые органы власти от дублирования полномочий. Мне кажется, не правильно, когда судебные органы завалены таким большим количеством административных дел с административными штрафами, где зачастую нет дискуссии между нарушителем и законом, государственным органом. Мне кажется, что судебная власть должна применяться тогда, когда возникает дискуссия, спор между органом исполнительной власти и правонарушителем. Это, кстати, абсолютно европейская практика. И я удовлетворен тем, что в конечном итоге мы этими изменениями идем в современном русле, с одной стороны, освобождая судебные органы, с другой стороны, ускоряя процедуры, связанные с обеспечением в рамках административной юрисдикции исполнительного производства. На наш взгляд, это очень важно.

Очень знаковый момент связан с тем, что в рамках изменений административного законодательства юридически состоялась и 1 января 2012 года уже практически начнет действовать конкретная передача дублирующих полномочий от органов внутренних дел другому государственному органу. В соответствии с этими изменениями на Федеральную службу судебных приставов с 1 января 2012 года возлагаются обязанности по обеспечению установленного порядка рассмотрения административных дел. В частности, это обеспечение принудительных приводов по административным делам. У нас до сегодняшнего дня пока еще складывается практика, когда соответствующее обеспечение по уголовным делам осуществляется службой судебных приставов. Административная юрисдикция до недавнего времени находилась в подведомственности органов внутренних дел, хотя совершенно понятно, что это функции, связанные с обеспечением установленного порядка деятельности судов, в данном случае, административной юрисдикции. Здесь мы говорим об определенной унификации полномочий службы судебных приставов и освобождении от дублирующих функций органов внутренних дел. Я абсолютно уверен в том, что мы успешно обеспечим это направление деятельности, потому что у нас в этом вопросе есть потенциал, в том числе за счет оптимизации нашей деятельности по обеспечению уголовного судопроизводства, в результате элементарного наведения порядка, выстраивания системы, внедрения определенных законодательных новелл. Вспомним новеллу двухлетней давности, хотя она уже не новелла, а состоявшаяся практика, когда были введены определенные меры административной ответственности в отношении должностных лиц нашей почтовой службы при ненадлежащем вручении  судебных уведомлений. Эти полномочия были успешно освоены службой. Я могу сказать, что только в первом полугодии более тысячи должностных лиц почтовой службы, к нашему общему сожалению, были привлечены нами к административной ответственности. Все эти мероприятия в комплексе привели к тому, что количество приводов по уголовным делам за последние три года сократилось почти в два раза. Если в 2008 году мы имели задачу - обеспечить привод в суды почти 1 млн. граждан, то в этом году выходим на цифру 500 тыс. человек. Это говорит об определенном упорядочении этой системы. Речь идет и об определенном снижении криминогенности общества, по крайней мере тех дел, которые попадают в суд. Остается немалая латентная преступность, но это уже забота не Федеральной службы судебных приставов. Конечно, лучше стала работать и почта. И граждане стали более серьезно относиться к обязанностям явки в суд, потому что сегодня существуют полномочия, в том числе и принудительного проникновения в жилище по определению суда для обеспечения явки в суд. Некоторое время назад мы приводили пример, что неправильно, когда затягивается судебное заседание и откладывается вопрос о виновности гражданина. Естественно, в отношении еще не осужденного человека продолжают применяться какие-то ограничительные меры, в том числе арест, только потому, что кто-то не считает должным являться по повестке в суд. Сегодня бывают случаи, когда мы вынуждены обеспечивать принудительный привод с проникновением в жилище по определению суда, и конечно, это в определенной степени организует наших граждан. И в результате мы снизили это количество почти в два раза.

Я возьму на себя смелость сказать, что мы в каком-то смысле способствуем росту правовой культуры наших граждан. Надеемся за счет этого дисконта обеспечить и юрисдикцию по административным делам.

Очень важные изменения в законодательстве связаны с внесением в Федеральный закон "Об исполнительном производстве" вопросов, связанных с формированием с 1 января 2012 года специальной открытой информационной базы по исполнительным производствам. Т.е. речь идет о том, что исполнительные производства в рамках определенной информации будут находиться в открытом режиме на сайте Федеральной службы судебных приставов, иметь прямой доступ. Это позволит гражданам получать информацию о своих задолженностях, своих возможных проблемах. Мы решим достаточно старую проблему, связанную с выездом людей за границу, когда они узнают о своих долгах при ее пересечении, избежим проблем с персональными данными, потому что оперируем исключительно открытой информацией. Это либо судебные решения, которые провозглашаются в открытом режиме, либо решения публичного характера, т.е. административные решения, которые, являясь по своей сути публичными актами, не могут рассматриваться как источники персональной информации, требующей какого-то сокрытия, потому что тоже выносятся публично.

Мы сейчас активно работаем над тем, чтобы обеспечить фактическое  исполнение этой задачи. Это связано с завершением программы создания единой мультисервисной системы в рамках всей службы, которую планируем закончить до конца этого года путем внедрением нового программного комплекса, обеспечивающего функционирование рабочего места судебного пристава. Я полагаю, что с начала года сайт и информационная база заработают в нормальном режиме.

Мне кажется, очень важные изменения связаны с корректировкой Федерального закона "О персональных данных", в который внесены изменения, связанные с тем, что в данном законе четко отражены правомочия должностных лиц службы судебных приставов работать с персональными данными, в том числе биометрическими. В данном случае речь идет об изображениях физических лиц и т.д. Конечно, это нам позволит более серьезно организовать нашу розыскную работу. И, самое главное, это приведение в соответствие норм Федерального закона "О персональных данных", законодательства об исполнительном производстве, полномочиях судебных приставов. Мне кажется, что это - достаточно серьезный шаг, который практически завершил те дискуссии, которые возникали в последние годы, когда так или иначе судебные приставы были вынуждены в рамках своих должностных обязанностей обращаться к персональным данным должников, что совершенно понятно. Нельзя заниматься принудительным исполнением, не имея доступа к персональным данным, не имея возможности работы с ними.

Для нас очень важно внесение изменения в законодательство об административном производстве, которое жестко определило процедуру передачи штрафов на исполнение. Это важно для всех граждан, потому что раньше имели место инциденты, когда к нам поступали штрафы, уже добровольно оплаченные гражданами, но возникали ситуации, когда совершенно необоснованно граждане подвергались этой начальной принудительной процедуре, тоже, по большому счету, неприятной. Сегодня в законе четко отражено, что уполномоченный орган при направлении штрафа на принудительное исполнение должен четко процессуально указать о том, что штраф не оплачен на момент направления в службу служебных приставов. А значит, мы говорим о том, что уполномоченный орган должен очень полно и глубоко проверить факт оплаты или неоплаты штрафа, прежде чем инициировать достаточно серьезную процедуру его принудительного взыскания.

Это то, что мы уже сегодня имеем. В ближайшее время работа будет продолжена. Понятно, что еще не завершены мероприятия, связанные с вступлением в законную силу Закона "О полиции". В ближайшее время мы должны получить нормативную базу, определяющую наши полномочия в сфере исполнительно-процессуального розыска в полном объеме, без активного участия органов внутренних дел в этом направлении деятельности. Мы хотели бы иметь возможность и дальше пользоваться определенными информационными ресурсами, в первую очередь, наших коллег из органов внутренних дел. Это опять-таки мировая практика. Надеюсь, что эти вопросы будут решены в рамках тех нормативных новаций, которые сейчас проходят соответствующие процедуры.

Это, наверное, самое важное, что нам до конца текущего года предстоит сделать. Как видите, в этом году появились достаточно серьезные новеллы. На мой взгляд, это должно оптимизировать деятельность нашей службы в том числе за счет более цивилизованного общения с нашими сторонами исполнительного производства - взыскателями и должниками.

 

Ведущий: Благодарю, Артур Олегович, за такое хорошее, большое вступительное слово. В нем Вы коснулись практически всех тем, которые затрагиваются в вопросах наших пользователей, но если Вы не против, я все-таки буду их задавать немножко подробнее. Первый вопрос: по каким категориям дел больше всего возбуждается исполнительных производств: штрафы, алименты и т.д.? Есть ли какая-то статистика?  Есть ли какое-то увеличение за первое полугодие 2011 года по сравнению с предыдущими годами?

 

Парфенчиков А.О.: В непосредственной законодательной работе мы не участвуем, но тем не менее, удовлетворены тем, что сегодня некоторые наши инициативы и инициативы Министерства юстиции РФ нашли реальное воплощение.

Сегодня мы впервые наблюдаем значительное снижение в целом процедуры возбуждения исполнительных производств и количества возбужденных исполнительных производств. Если в первом полугодии 2010 года нашими сотрудниками  было возбуждено 18,5 млн. исполнительных документов, в первом полугодии текущего года уже 17 млн. Все-таки снижение на 1,5 млн. - это серьезно.

Какие в основном возбуждаются исполнительные производства? Сегодня в целом более 10 млн. возбужденных исполнительных производств с учетом предыдущего остатка, - это штрафы. Но на 1 млн. меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Это тоже радует.

 Что касается коммунальных платежей, то, если мне не изменяет память, в первом полугодии зафиксировано практически 2,5 млн. исполнительных документов, связанных с принудительным взысканием жилищно-коммунальных платежей.

Если говорить о кредитных взысканиях, то в общем количестве исполнительных документов это не такая большая цифра. Например, в первом полугодии текущего года зафиксировано полмиллиона исполнительных документов. 502 тыс. исполнительных документов, если мне не изменяет память, были связаны с взысканием денежных средств в пользу кредитных учреждений. Это практически на 150 тыс. меньше, чем за аналогичный период 2010 года. В целом мы видим, что инерция кризиса у нас была достаточно длительной, но в 2009 году мы имели всплески по кредитам и по заработной плате. Но если говорить о сегодняшних тенденциях, то снижается количество кредитов, поступающих на исполнение, и исполнительных производств по заработной плате. На 1 июля 2011 года вынесено 6,5 тыс. исполнительных документов о принудительном сносе, освобождении земельных участков. Понятно, что для нас это достаточно  проблемная категория исполнительных документов. Она связана с достаточно дорогостоящими процедурами принудительного сноса, по времени очень часто затягивается, что зачастую вызывает определенные конфликты, в том числе социальные. Поэтому не все то сложно, чего много. На самом деле, бывает, что одно исполнительное производство по тому же сносу или какие-то неимущественные обязательства вызывают достаточно серьезные проблемы, или  те же самые административные приостановления, которых чуть меньше 30 тысяч. Понятно, что когда приходится закрывать шахту или какой-то серьезный объект, какую-то социальную инфраструктуру, например, школу, больницу, зачастую единственную в этой местности, то возникают определенные проблемы.

Но из того количества, которое сегодня находится у нас в работе, основное - это штрафы, коммунальные платежи, кредиты, заработная плата. Алименты сегодня стабильно находятся на исполнении в пределах где-то примерно 1 млн.

         Ведущий: Спасибо. Следующий вопрос. Для поиска должников судебные приставы вооружились еще одним техническим средством - "дорожным приставом" - которое позволяет в потоке транспортных средств отслеживать автомобили должников. Артур Олегович, можете ли Вы уже сейчас похвастаться результатами применения этого прибора? На какую сумму уже удалось взыскать задолженность благодаря нему? Какие меры, согласно нашему законодательству, вправе применять судебные приставы-исполнители к водителям-должникам?

         Парфенчиков А.О.: Это уже достаточно отработанная процедура, причем не только во время движения автотранспортных средств. Приставы работают и на автостоянках, и на стоянках гипермаркетов. Кстати, это очень эффективное мероприятие. Все зависит от суммы, которую сегодня задолжал владелец автомашины. Если эта сумма не большая, то очень часто это заканчивается добровольной оплатой. Либо это может быть арест какого-то имущества, находящегося в машине или при нарушителе. Бывают случаи, когда арестовывается само транспортное средство, если речь идет о серьезных суммах, особенно если это задолженность по алиментам. Судебный пристав решает по ситуации. Если все-таки видно, что произошло какое-то недоразумение, в общем-то, все имеет тенденцию к такому консенсусу, то машину, наверное, оставят у должника. Но если это человек, которого искали несколько лет по всей стране вместе с его машиной, то бывают такие ситуации, что машина изымается, ставится на штрафную автостоянку. За решением этой проблемы стоят интересы ребенка, поэтому бывает, что машина изымается непосредственно после ее задержания на дороге.

 

Ведущий: Расскажите, пожалуйста, о том, какое число должников на сегодняшний день трудоустроено ФССП России? Отработаны ли в настоящее время механизмы взаимодействия Вашей Службы непосредственно с работодателями по данному вопросу?

 

         Парфенчиков А.О.: Наверное, сложно найти такие полномочия в законодательстве, которые предполагали бы обязанность судебного пристава трудоустраивать должника. Приставы должников не трудоустраивают. Но, тем не менее, мы считаем, что процедура исполнительного производства должна начинаться с поиска консенсуса. Зачастую, конечно, одним из таких решений является трудоустройство. Сегодня мы активно сотрудничаем со службами занятости, у нас отработан алгоритм направления должника в эту службу. Конечно, это во многом характеризует и самого должника, то, насколько активно он идет навстречу тем усилиям, которые прилагаются судебными приставами. Я совсем недавно столкнулся с ситуацией, когда приставы были вынуждены помочь восстановить паспорт должнику для того, чтобы он мог заниматься трудоустройством и т.д. Т.е. это достаточно индивидуальная в каждом отдельном случае процедура. Но если говорить о цифрах, то по моим последним данным в прошлом году мы трудоустроили почти 20 тыс. человек, из них 15 тыс. только по алиментам, а ведь за каждым из этих 15 тыс. человек стоят интересы конкретного ребенка, которые стали получать более-менее регулярную материальную помощь. Так что нам приходится заниматься и реальной социализацией наших должников, потому что очень часто наши должники, особенно по алиментам, люди достаточно проблемные в социальном плане. И паспорт приходится восстанавливать, и за руку водить в те же службы занятости, и работу искать. Здесь нам помогают и общественные организации, и наши конфессии, и бизнес-структуры, которые просто идут навстречу в плане трудоустройства в рамках различных программ, которые мы организуем вместе с органами местной власти. Понятно, есть уголовная ответственность, административные ограничения выезда, но гораздо лучше, и такие ситуации сегодня не единичны, когда мы действительно в рамках каких-то добровольных процедур все это решаем.

 

         Ведущий: Артур Олегович, урегулирован ли на сегодняшний день законодательством порядок определения доходов индивидуальных предпринимателей, из сумм которых необходимо рассчитывать задолженность по алиментам? Есть ли какие-то нюансы расчета задолженности по алиментам, если должником-индивидуальным предпринимателем применяются различные системы налогообложения?

 

         Парфенчиков А.О.: Сегодня есть ряд проблем в этом вопросе, законодательство не содержит положений, устанавливающих понятие о доходах должника для цели расчета алиментов и задолженности. Есть решение Конституционного Суда РФ, изложенное в постановлении от 20 июля 2010 года, где указано, что расчет задолженности по алиментам следует производить с учетом выбранной индивидуальным предпринимателем налоговой базы. В настоящее время мы знаем о том, что налоговым законодательством предусмотрены несколько систем налогообложения. Поэтому нами сейчас прорабатывается вопрос о внесении соответствующих изменений в законодательство, потому что пока такие изменения не будут приняты, однозначного правоприменительного направления у нас не будет, будет разная судебная практика, различные дискуссии, различные попытки за счет этих «вилок» и «ножниц» уходить от фактического выполнения обязательств по уплате алиментов. Проблемы, конечно, есть, они пока не решены, к сожалению, в полном объеме, но мы делаем все, чтобы как можно быстрее их решить.

 

         Ведущий: В СМИ сообщается о том, что подготовлен законопроект, устанавливающий, что россияне, имеющие задолженность менее пяти тысяч рублей, смогут выезжать за границу. Уважаемый Артур Олегович, расскажите, пожалуйста, о судьбе данного законопроекта? Определен ли в настоящее время законодательством размер задолженности, при которой должнику может быть ограничен выезд из России в случае неисполнения им судебного решения в установленный срок и без уважительных причин?

 

         Парфенчиков А.О.: На самом деле законопроекта пока еще нет, есть позиция Федеральной службы судебных приставов. Понятно, что мы не являемся органами официальной законодательной инициативы, мы просто в экспертном плане серьезно прорабатываем этот вопрос. Мы говорим об этом на любой площадке, которая сегодня тем или иным образом может нам помочь в законодательном решении этого вопроса. Конечно, в первую очередь мы действуем через Министерство юстиции РФ. Пока еще нельзя говорить о законопроекте, который действительно поступил в Государственную Думу ФС РФ через Правительство РФ и уже вошел в завершающую стадию законодательного процесса. Наша позиция не была неизменной, одно время было мнение, что есть судебное решение, которое необходимо уважать, независимо от того, на какую сумму существует задолженность. Наверное, еще не понятно, кто более злостен с точки зрения закона: тот, кто не может и не хочет платить большую сумму, или тот, кто не платит 50 рублей задолженности по транспортному налогу. Это вечная дискуссия. Тем не менее, мы считаем, что, эта мера очень серьезная. Она сопряжена с очевидными знаковыми ограничениями  конституционных прав граждан на свободу передвижения, абсолютно законными, абсолютно соответствующими не только Конституции РФ, но и международным нормам, например, Европейской Конвенции о правах гражданина. Есть IV Протокол, который дает возможность государству на ограничение права гражданина на свободу передвижения в случае необходимости защиты интересов третьих лиц, государства, общества. Тем не менее, с учетом наших дискуссий в рамках международных конференций, учитывая международный опыт, советы, которые мы получаем от наших коллег, в том числе советы практического плана, мы пришли к мнению о том, что было бы правильно все-таки ввести определенный нижний порог. Сейчас речь идет о сумме в 5 тыс. руб. Хотя, уже сегодня мною даны рекомендации, понятно, что я не могу своими директивами подменять закон в императивном плане, но я рекомендовал своим подчиненным очень взвешенно подходить к тем ситуациям, когда сумма долга не превышает 5 тысяч рублей. Только в случае каких-либо экстренных ситуаций, когда в первую очередь речь идет о защите социальных прав детей, инвалидов, потерпевших, применять эту меру. В других случаях необходимо стараться обходиться другими способами. Давайте возьмем те же самые штрафы на сумму 100, 200, 1000 рублей. Сегодня есть процедура привлечения к ответственности за неуплату штрафа, связанная с возможностью административного ареста нарушителя на 15 суток. Зачем в данном случае применять меру ограничения его выезда, когда можно применить именно такую меру, что он никогда больше не забудет о том, что не заплатил 200 рублей штрафа. И сегодня такая практика есть.

 

         Ведущий: Спасибо большое. Следующий вопрос. Артур Олегович, какие услуги в электронном виде на сегодняшний день оказывает Федеральная служба судебных приставов и ее территориальные подразделения, и всеми ли услугами можно воспользоваться бесплатно?

 

         Парфенчиков А.О.: ФССП России имеет свой раздел на едином портале государственных и муниципальных услуг. В ближайшее время там появится возможность узнать о наличии задолженности по исполнительным производствам и подать в электронном виде заявление в рамках исполнительного производства. Конечно, эти услуги будут предоставляться бесплатно. Это базовый всероссийский проект, реализуемый в ближайшее время. Тем не менее, мы сегодня стараемся развивать все наши информационные возможности. Сейчас уже во многих городах можно оплатить свою задолженность через банковские терминалы, через интернет. Есть уже первые примеры. Конечно, здесь есть определенные проблемы психологического плана, не технического. Например, когда мы используем интернет, как форму оплаты. В этой связи интересен наш совместный проект с платежной системой QIWI по организации возможности оплатить задолженность по исполнительному производству прямо с официального сайта ФССП России. И самое главное - без всякой комиссии. Сегодня мы стараемся размещать банковские терминалы и в подразделениях службы. Понятно, что существуют определенные комиссии, к которым многие не относятся безболезненно, но я думаю, что реализация нашего соглашения с системой QIWI даст возможность пользователям сети интернет приступить к таким процедурам уже в рамках единой системы. Мы очень надеемся, что в течение IV квартала этого года нам удастся отстроить эту систему в реальном и бесперебойном режиме.

 

         Ведущий: Как Вы оцениваете уровень электронного взаимодействия между ведомствами по обмену информацией о лицах и имуществе, находящихся в розыске по исполнительному производству, о задержаниях транспортных средств должников и т.д.?

 

         Парфенчиков А.О.: На месте мы не стоим. Конечно, пока в каждом регионе действует разный уровень взаимодействия в электронном режиме, но сегодня это уже однозначно доступ в различные базы налоговой службы, миграционной, МВД, МЧС, регистрационной службы и т.д. Мы надеемся на то, что в рамках создания единой мультисервисной системы, над которой мы сейчас работаем, мы создадим возможность работать через центральные серверы наших ведомств. Надеемся, что это электронное взаимодействие оптимизируется. Сам программный комплекс, т.е. мультисервисная система, позволит принимать информацию с самого отдаленного района через центральный сервер. Программа в конкретном районе будет отрабатывать запрос не только в рамках региона, но и в рамках всей страны через те возможности, которые есть в каждом конкретном ведомстве, например, в налоговой службе. Т.е. пристав в рамках этой информационной программы получит полную информацию по юридическому лицу или гражданину в рамках всей страны. Все это практически уже решенная проблема. И так же будет и с другими органами. На мой взгляд, это очень перспективное и важное направление, которое позволит обрабатывать информацию максимально быстро и без участия человеческого фактора. Это все будет реально уже в течение следующего года, когда совместятся реализация мультисервисной системы и нового программного комплекса. Естественно, наша деятельность во многом будет зависеть от уровня развития баз тех органов, с кем мы работаем. Основные подразделения и ведомства, с которыми мы взаимодействуем в этом плане, достаточно неплохо развиваются. Я уверен, что в электронном режиме мы достаточно глубоко будем вскрывать информацию о кредитном статусе должника.

 

         Ведущий: Спасибо большое, следующий вопрос. Есть информация о том, что судебных приставов планируется оснастить спутниковыми навигаторами. Уважаемый Артур Олегович, для чего это необходимо? Оснащены ли уже на данный момент времени какие-то подразделения ФССП России навигационными спутниковыми системами?

 

         Парфенчиков А.О.: Здесь в первую очередь речь идет о контроле за собственными транспортными средствами. Поэтому здесь все очевидно, нужно знать, кто  где находится, чтобы грамотно планировать использование транспортных средств. Здесь абсолютно техническая процедура, которая позволяет сократить материальные расходы, экономить бензин, исключать недобросовестное использование транспортных средств и т.д. В рамках розыскных мероприятий мы можем находить транспорт должников. Сегодня в рамках этой работы уже есть случаи, когда через эти системы мы находим транспортные средства должников. Но, в первую очередь, это система розыска имущества, благодаря которой пристав может находить транспортное средство должника.

 

         Ведущий: Артур Олегович, поделитесь, пожалуйста, статистическими данными о количестве возбужденных исполнительных производств о взыскании заработной платы за прошлый год и первое полугодие текущего года. Если предприятие находится на грани разорения, то есть ли гарантия, что зарплату сотрудникам все-таки выплатят?

 

         Парфенчиков А.О.: В первом полугодии поступило 297 тыс. исполнительных производств, в то время как за аналогичный период прошлого года эта цифра составила 586 тыс. Тенденция совершенно понятная, количество таких производств снижается.

 

         Ведущий: Имеют ли право российские судебные приставы блокировать имущество должника, находящегося за пределами РФ, а также его иностранные счета?

 

         Парфенчиков А.О.: В соответствии со статьей 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве» судебный пристав имеет право накладывать арест на имущество, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать его и т.д. Указанные исполнительные действия пристав вправе совершать на всей территории РФ и на территории иностранных государств. Поручения иностранному государству направляется в порядке, установленным международным договором. На сегодняшний день международными договорами РФ возможность наложения судебными приставами-исполнителями ареста на счета, а также на имущество не предусмотрена, хотя такая потенциальная возможность есть. Эта проблема очень серьезно обсуждается европейским сообществом. Проблематика сама по себе очень актуальна: это и вопросы единого исполнительного листа, который следовало бы признавать на территории всех стран, это и вопросы тех же самых арестов. Я абсолютно уверен, что эти проблемы встанут и перед нашими государствами, особенно теми, которые вошли в Таможенный союз. Вместе с тем, мы можем обращаться с запросом об оказании правовой помощи к компетентным органам иностранных государств. Например, в целях установления адреса проживания должника, или в целях наличия самого имущества на территории иностранного государства. При наличии международного договора, предусматривающего взаимное признание исполнения судебных решений, заявитель может обратиться к компетентному суду иностранного государства по месту нахождения этого имущества с ходатайством о признании и разрешении принудительного исполнения на территории данного иностранного государства решения российского суда. Кроме того, существует практика «доброй воли», когда государство без какого-либо договора на основании доброй воли принимает к исполнению эти решения. Например, самое очевидное - сегодня на территории Финляндии принимаются к исполнению наши листы о взыскании алиментов. Т.е. это жест доброй воли наших финских коллег. Очень часто уже сама информация о наличии имущества, даже без возможности каких-то арестных процедур, а тем более процедур, направленных на взыскание, уже позволяет оказать очень серьезное принуждение в отношении должника. Возьмем, например, кредитные обязательства, т.е. если устанавливается факт наличия имущества должника за рубежом, то очень конкретно встает вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности, потому что совершенно понятно, что наличие денежных средств, счетов в банках, опровергает несостоятельность должника произвести соответствующее выполнение договора. Т.е. если мы находим соответствующее имущество, то можно очень четко и понятно ставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности. Если у должника на счету в Испании нашли 2 миллиона долларов, то, к сожалению, у него нет какой-либо вразумительной позиции, почему он не можешь вернуть долг в 30 миллионов рублей своему контрагенту. Все это чревато, конечно, с учетом суммы долга, очень жестким привлечением к уголовной ответственности. Поэтому эта процедура срабатывает очень часто. Кто владеет информацией - владеет миром!

 

         Ведущий: Артур Олегович, расскажите, пожалуйста, о таком предполагаемом новшестве, как закрепление обязанности должника подавать приставам декларацию об имуществе. Вы считаете, что это нормальная практика? Полагаете, что она сможет себя хорошо зарекомендовать в РФ? Как относитесь к тому, что за уклонение или искажение данных в декларации необходимо привлекать именно к уголовной ответственности? По Вашему мнению, это разумная мера?

 

         Парфенчиков А.О.: Вопрос очень интересный. Самое главное, что правовая система ряда европейских стран знает такой институт, как обязательное декларирование  должником своего имущества. Например, в Нидерландах, которые никто не посмеет назвать недемократической страной, 2 года тюрьмы за предоставление ненадлежащей информации. Здесь очень важно говорить о том, что самая главная функция уголовного закона - это общая превенция. Мы должны вносить такие нормы, которые будут обеспечивать вразумительное поведение участников различных правоотношений. Естественно, наличие такой нормы, что гражданин должен все рассказать, а если не расскажет, то ему за это могут предложить и определенный тюремный срок, многих мотивирует на поиск иных способов решения возникших проблем. В первую очередь, это мотивация на какие-то медиационные процедуры, потому что медиация - вещь хорошая, но просто так никто не пойдет договариваться. Поэтому в данном случае появляется повод задуматься, возникает мотивация для поиска консенсуса не только у взыскателя, но и должника. Когда мы вообще говорим о развитии института исполнительно-процессуального розыска, мы должны определить какую-то инфраструктуру этого института, какие-то инструментарии. Может быть, в перспективе такой институт появится и у нас, за исключением тех случаев, когда речь идет о возмещении ущерба, причиненного преступлениями. Если совершено преступление, то оперативно-розыскная деятельность, по моим убеждениям, должна продолжаться до тех пор, пока не возмещен ущерб, причиненный преступлением. Для потерпевшего это более важно, чем какая-то уголовная санкция для виновного, особенно если речь идет о корыстных преступлениях. Что касается других направлений деятельности, других ущербов, не связанных с уголовными преступлениями, наверное, было бы неразумно сегодня предлагать оперативно-розыскную деятельность в этом направлении. Нужно создавать другие рычаги влияния на наших должников с той целью, чтобы действительно этот розыск был обоснованным. Конечно, должна быть какая-то общая превенция, какая-то мотивация, должны быть какие-то рамки поведения для должника. Поэтому в этом контексте декларация об имуществе незаменима. Я абсолютно уверен, что если мы введем подобную декларацию по опыту других стран, если мы установим уголовную ответственность, конечно, это существенно улучшит ситуацию. Разумеется, в качестве наказания не должно применяться обязательно лишение свободы. Но сам факт его наличия, конечно, должен очень системно организовывать наших потенциальных клиентов.

 

         Ведущий: Скажите, пожалуйста, существует ли у Ваших сотрудников какой-либо регламент при использовании интернет-пространства при осуществлении сбора информации о должниках? Согласны ли Вы с тем, что сегодня методика розыска в рамках исполнительного производства нуждается в доработке? Скажите, пожалуйста, какими возможностями имеет право пользоваться пристав, на Ваш взгляд, при сборе информации о должнике в сети Интернет? Например, через социальные сети?

 

         Парфенчиков А.О.: Мы определили некоторые этические нормы в рамках конкретных рекомендаций. Сегодня то, что не запрещено, то, что находится в открытом режиме, судебный пристав может использовать. Часто это происходит в рамках оказания услуг должнику, потому что имеет место масса случаев, когда общение через интернет приводило к тому, что должник приходил и оплачивал свой долг. Если гражданин открыл в социальной сети свою страничку и увидел следующее сообщение: «Здравствуйте, я судебный пристав-исполнитель такой-то. Просьба не забывать о том, что у вас есть ребенок», то здесь нет ничего противозаконного или нарушающего права гражданина. Использовать какие-то изображения в рамках розыскной работы необходимо очень осторожно. Использовать изображения человека со стороны можно только с его согласия. Например, был такой интересный случай: должник приезжает на свидание, а девушка - в форме судебного пристава. Что можно сказать? Наверное, только поблагодарить эту девушку, которая таким своеобразным образом выполнила свои служебные обязанности.  Не знаю чем закончилось их общение, но долг он заплатил.

         Ведущий: Судя по публикациям СМИ, приставы работают только тогда, когда нужно изъять что-либо у гражданина в пользу государства или организации, тут сразу имеет место и штурм с полицией и т.п. А как дело доходит до изъятия чего-либо у государства или организации в пользу гражданина, то здесь энтузиазм приставы быстро теряют. Как Вы можете прокомментировать такую ситуацию?

         Парфенчиков А.О.: Я сразу хочу сказать, что приставы работают не для того, чтобы изъять, а для того, чтобы отдать. Главная задача пристава - не изъять, потому что у нас эти хранилища не безграничны. Наоборот, наша задача - все быстро вернуть. И поэтому когда говорят, что наша служба только отбирает, я отвечаю: «Мы не отбираем. Отбирают бандиты. А мы возвращаем". В этом-то как раз и состоит разница между ситуацией 1990-2000-х годов. И слава Богу! Я могу назвать только одну цифру: гражданам за первые шесть месяцев, в том числе и при взыскании с организаций, возвращено различных долгов, ущерба на сумму, превышающую 20 млрд. руб. Совершенно очевидно, что долги гражданам не столь значительны. Это не юридические лица, которые зачастую оперируют миллиардными суммами. У граждан все достаточно скромнее. Не у всех, конечно, но у подавляющего большинства.  Это те ситуации, когда из организаций забрали заработную плату, ущерб, причиненный здоровью, связанный с какими-то другими вопросами. Поэтому сумма свыше 20 миллиардов все-таки о чем-то говорит. Конечно, хотелось бы больше, и мы будем над этим работать. Мы работаем на бюджет и являемся третьей в стране бюджетообразующей службой после налоговой и таможенной служб. Но если обратиться  к нашим результатам, то только треть взысканной суммы - сумма, которая нами направляется в консолидированный  бюджет. Все остальное -  две третьих - это интересы юридических лиц и граждан. Тут я бы говорил о правозащитной сути Федеральной службы судебных приставов. У нас масса судебных решений неимущественного характера. И может быть, решения еще более важные, когда мы обеспечиваем человека жильем, вселяем его, помогаем ему вернуть свое жилое помещение, восстанавливаем какие-то права на доступ к земельным участкам, зонам отдыха неограниченного круга лиц, сносим заборы, которые сегодня стоят вокруг мест отдыха граждан, каких-то природных ресурсов. Озеро есть? Значит, к озеру уже детям не подойти. Кто сносит? Судебные приставы сносят эти заборы. Поэтому надо понимать, что мы взыскиваем не только деньги. Извините, а в чьих интересах приостановили опасную шахту? В интересах тех же шахтеров, которые, слава Богу, сегодня не пойдут в этот опасный забой и останутся живы. Закрываем опасные учреждения, школу, которая сегодня может рухнуть или загореться. В интересах кого мы это делаем? Конечно, в первую очередь, в интересах детей и педагогов. Таких случаев масса. Сколько сейчас по линии Роспотребнадзора мы останавливаем объектов общественного питания, когда вскрываются серьезные санитарные нарушения. Ради кого? Ради здоровья граждан, для того, чтобы они не отравились. И такие примеры можно продолжать бесконечно.

         Ведущий: Спасибо! Артур Олегович, вы немного рассказали по поводу доступа к базам данных органов государственной власти, таких как МВД, Федеральная налоговая служба. Может быть, поясните, будет ли расширен доступ к этим базам данных?

         Парфенчиков А.О.: Все зависит от технических возможностей. Мы работаем с определенными банками. Мы постепенно отрабатываем доступ в различные банковские структуры. Я не буду сейчас называть конкретно, но в этом направлении работаем, расширяем количество крупных банков, с которыми можно работать в рамках электронных средств взаимодействия. Я надеюсь, что можно говорить только о совершенствовании этой работы. ФНС, Пенсионный фонд, Росреестр, МВД, МЧС, ФМС и т.д., порядка тридцати органов, с которыми мы взаимодействуем в различном режиме. Конечно, многое зависит от территории. В Санкт-Петербурге, например, количество органов, которые взаимодействуют в электронном режиме, больше, потому что по вопросам связи город удобный с точки зрения инфраструктуры. Понятно, в Якутии или в Хабаровском крае это сделать сложнее. Еще раз повторю, наша главная задача - перейти от территориального сегментного взаимодействия, хотя оно должно остаться там, где федеральный ресурс будет ниже по своему функционалу или будет не полно обеспечивать, где региональные ресурсы будут давать больше, дополнять. Сегодня мы не запрещаем это нашим территориалам. Другой вопрос, что какую-то часть информации мы переведем на федеральный уровень и будем работать через центральные серверы. Например, что запросил в своем территориальном органе пристав из Чувашии или из Карелии, дали ему информацию по Карелии, по Чувашии, а может быть, у этой организации есть какая-то недвижимость, какие-то активы на Камчатке. Поэтому, конечно, это сегодня интересно, и мы практически отработали все ресурсы, сделали площадку. Сейчас вопрос заключается только в технике, завершении формирования всех наших ресурсов до конца года. Я думаю, что в следующем году все это будет отработано.

         Ведущий: В отношении юридического лица суд принял решение прекратить использование товарного знака другого юридического лица в фирменном наименовании. Какие действия следует предпринять судебному приставу-исполнителю, чтобы привести в исполнение решение суда в принудительном порядке?

         Парфенчиков А.О.: Для подробного ответа на указанный вопрос необходимо ознакомление с исполнительным документом, материалами конкретного исполнительного производства. Но по общему правилу при поступлении соответствующего документа на принудительное исполнение, а это опять-таки неимущественный характер, судебный пристав-исполнитель выносит соответствующее постановление о возбуждении исполнительного производства, в котором указывает, какие действия необходимо совершить должнику в целях исполнения требований этого документа. И в соответствии со статьей 105 Федерального закона "Об исполнительном производстве", в случае не исполнения должником требований имущественного характера, содержащихся в исполнительном документе, в срок, установленный для добровольного исполнения, пристав должен четко изложить требования о предложении добровольного исполнения в документе, который будет посылать должнику. Если должник не исполняет, то судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора, устанавливает новый срок. А далее уже возможен вопрос об административной ответственности, если игнорирование судебного решения приобретает системную форму. Если руководитель юридического лица будет игнорировать решение суда, он может быть привлечен к  уголовной ответственности по статье 315 Уголовного кодекса РФ за умышленное неисполнение решений суда. У нас, если не ошибаюсь, были производства по товарным знакам, но сказать сейчас о том, доводилась ли ситуация до уголовного преследования, не  готов.

         Я бы в этой ситуации посоветовал, учитывая, что речь идет о должностном лице, действовать в индивидуальном режиме путем непосредственного процессуального общения  с представителем должника. И даже если к вам приходит какой-то представитель юридического лица, я считаю, что здесь диалог должен вестись на уровне: судебный пристав-исполнитель - руководитель этой организации. И пристав-исполнитель должен видеть перед собой руководителя, должен лично ему вручать все документы, брать у него объяснения. Я всегда советую фиксировать формат юридического действия в рамках объяснения,  понимание вашим фактически процессуальным противником того момента, который вы сегодня определяете, что оно вручено, сроки и суть требования понятны. Если нет, то тогда необходимо это дополнительно разъяснить. Все это очень важно, потому что главные проблемы возникают там, где начинаются дискуссии: я не получил, я не расписался, я не понял, я что-то не сделал. Еще раз повторюсь, у нас с должностными лицами действует уголовная ответственность, поэтому если все правильно сделать, то, как правило,  все-таки в конечном итоге оказывается мало сумасшедших, которые начинают вести себя таким образом, игнорируя возможность уголовной ответственности. Есть, конечно, ситуации, что возникают какие-то встречные требования, вопросы, связанные с приостановлением исполнительного производства, но это уже техника.

         Ведущий: Артур Олегович, расскажите, пожалуйста, о коррупции в Вашем ведомстве. Есть ли она и как Вы с ней боретесь?

         Парфенчиков А.О.: Было бы глупо это отрицать. Это постыдное явление есть и в нашей службе. Но я считаю, что мы достаточно серьезно боремся с этой проблемой, у нас уже два года действуют специальные подразделения по противодействию коррупции. Я считаю, что они достаточно неплохо сформированы, есть хорошие кадры. У нас разработан и утвержден план мероприятий на  2010-2011 годы по профилактике коррупции. Но это, может быть, такая внешняя сторона вопроса. Что мы делаем? Во-первых, разработано положение о порядке уведомления федеральным государственным служащим службы приставов о фактах обращения к нему в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений. И я считаю, что у нас эта система неплохо работает. Я помню 2008 год, когда мы только это начинали, у нас за 1 год было только одно уведомление по всей службе. Было возбуждено только одно уголовное дел, когда  человек, пытавшийся незаконным способом решить свою проблему в службе, был привлечен к уголовной ответственности по статье 291 Уголовного кодекса РФ. В первом полугодии прошлого года таких уголовных дел было уже 33, причем реально доведенных до суда. В первом полугодии текущего года по 156 уведомлениям, поступившим от наших должностных лиц, в 27 регионах России возбуждено уже 56 уголовных дел. Если мне не изменяет память, у нас за весь прошлый год было где-то 79 случаев возбуждения уголовных дел. Мы сейчас, конечно, разбираемся, почему 156 уведомлений, а уголовных дел меньше. Конечно, где-то есть не подтвердившиеся факты, где-то вместе с правоохранительными органами не смогли доказать, но, тем не менее, 56 уголовных дел уже в этом году возбуждено. Сложно, конечно, прогнозировать такую ситуацию, но криминология как наука существует, поэтому мы ожидаем гораздо больше 100 случаев таких уголовных дел. Вообще у нас в службе такая политика: мы выносим сор из избы, мы об этом пишем, мы об этом говорим. Если мы кого-то ловим за руку, то сообщаем всем, что поймали предателя в своих собственных рядах. Посмотрите наш сайт. Меня сегодня устраивает, что 95% всех возбужденных дел по линии коррупции в службе возбуждаются по тем материалам, которые формируются нашими собственными подразделениями по коррупции. По последним данным где-то по 91% этих преступлений сработала наша собственная система очищения от коррупционных явлений. Таким образом, если мне не изменяет память, в первом полугодии по взяткодателям у нас возбуждено 56 уголовных дел. И чуть менее 50 уголовных дел по взяточникам, по нашим лицам, которые, к сожалению, купились на это предложение. Т.е. мы здесь несколько отличаемся от общей статистики. У нас как бы получается 50 на 50. Я, как бывший следственник, могу сказать, что, наверное, выявить взятку сложнее, чем дачу взятки, потому что, как правило,  взяткодатели и  взяточники, если они оба нацелены на достижение  этого результата, договариваются и здесь есть проблематика, связанная с латентностью этого вида преступлений. То ли мы еще пока взяткодателей мало ловим? Хотя если судить по тенденции, то я бы так не сказал. То ли мы хорошо работаем по выявлению собственных предателей в  своих рядах? Поэтому, наверное, это один из основных направлений нашей деятельности по противодействию коррупции. Далее для достижения прозрачности мер, принимаемых ФССП России, на всех наших сайтах созданы соответствующие страницы. У нас действует телефон доверия. Они функционируют во всех территориальных органах. Хотелось бы более активно получать такую информацию от наших граждан, хотя есть интересные примеры. В январе этого год в центральный аппарат ФСПП России на телефон доверия поступило сообщение, что   судебный пристав-исполнитель по Москве вымогает с представителя должника взятку за продолжение работы кафе. Мы отработали и наш предатель, негодяй был задержан и на сегодняшний день привлечен к заслуженному наказанию. Последние два года после заключения соответствующего соглашения с МЧС России мы активно работаем по приостановлении пожароопасных объектов, особенно в новогодние праздники, потому что понятно, что есть коммерческий интерес в это время, и в тоже время мы полагаем, что сама по себе процедура новогодних празднеств опасна.  Так что, пользуясь случаем, могу только предложить нашим гражданам более активно сообщать о фактах взяточничества. У нас в каждом районном отделе висят соответствующие антикоррупционные стенды, везде можно увидеть телефон доверия, по которому можно позвонить в случае, если ты стал жертвой каких-то противоправных действий со стороны наших работников.

         Ведущий: Артур Олегович, а что касается медиации?

         Парфенчиков А.О.: Это дискуссионный вопрос. Я думаю, что про медиацию можно прочитать лекцию. Недавно обсуждал это с нашими французскими коллегами, которые давно применяют данную процедуру в судопроизводстве. Существует разное мнение по поводу ее эффективности. По крайней мере, как они нам объяснили, что очень много средств  затратили на это.

         Ведущий: Применимо ли это в российской действительности?

         Парфенчиков А.О.: Применимо. Далее этот вопрос обсуждали с нашими французскими коллегами, с французской палатой судебных приставов, которые сейчас только начали применять медиационные процедуры в системе принудительного исполнения. У нас, скажем так, пока имеется только осторожный оптимизм в этом направлении. У нас есть понимание того, что    медиация должна быть мотивирована определенными последствиями, т.е. должник должен быть мотивирован. Что такое медиация? Это поиск консенсуса, причем двусторонний. Если взыскатель мотивирован в поиске консенсуса, то должник, мягко говоря, не всегда. Поэтому должна быть создана такая система принудительного исполнения, причем абсолютно открытая, абсолютно понятная, прозрачная и в то же время эффективная, чтобы была такая мотивация. Ну и конечно, должны быть созданы определенные системы. Есть опять-таки очень много вопросов и к совершенствованию исполнительного законодательства, потому что если говорить о медиации, то главная проблема, главный инструментарий любой медиации - это рассрочка, если мы говорим о долгах. Либо простить долг, либо его рассрочить, но прощают редко, что тут говорить. Это уже какая-то очень серьезная форма медиации, если долги начинают прощаться, хотя и интересная. Поэтому чаще всего это рассрочка. Что нужно для этого делать? Во-первых, нужно создавать в стране систему коллекторства, нормативную базу, увеличивать сроки давности. Мы посмотрели на страны, где развита медиация, развито коллекторство. Там гораздо более длительные сроки возможности предъявления исполнительного листа на принудительное исполнение, потому что если у вас сроки ограничены, как у нас, например, три года, то будет ограничена и медиация. И будет ограничена сама по себе структура рассрочки, т.е. можно рассрочить на два года. Мы изучали финский опыт, где сроки предъявления гораздо выше, если не ошибаюсь, более десяти лет. Десять или даже пятнадцать лет, сейчас на память просто не приходит, не буду утверждать, но гораздо больше, чем в России. На эти сроки уже возможен поиск консенсуса, т.е. можно применять процедуру. Поэтому здесь много вопросов нам нужно будет решить для того, чтобы система медиации заработала, были решены прямые процессуальные проблемы, связанные с исполнительным правом. На международных конференциях я ознакомился с некоторыми научными работами наших европейских коллег. Вообще сегодня исполнительное право - это уже абсолютно приемлемый и используемый юридический термин. Поэтому здесь нам предстоит очень много поработать. Еще раз говорю: без этих сроков никакой медиации не будет. Когда у тебя осталось до предъявления исполнительного листа полтора года, то о какой медиации, о какой рассрочке можно говорить? Всегда подстраховываются, всегда предъявят исполнительный лист. Что тут говорить, любой адвокат посоветует это сделать. Поэтому на самом деле надо решать много вопросов.

         Ведущий: Артур Олегович, большое Вам спасибо за интересную беседу, за интересные ответы, интересные выводы по теме, которую мы затронули. Мы будем рады видеть Вас снова!

         Парфенчиков А.О.: Большое спасибо! Мы немного отсрочили нашу встречу, потому что ждали, пока весь летний законодательный блок вступит в законную силу. Мы можем уже об этом говорить, т.к. совершенно понятно, какая аудитория у нас сейчас присутствует. Я надеюсь, что в основном это были юристы. Может быть, в чем-то мои высказывания, моя информация были полезны, может быть, какие-то мои выводы приняты или не приняты. Но по крайней мере, дискуссия, на мой взгляд, состоялась и мне всегда очень интересно работать на этой площадке, изучать вопросы, которые к нам поступают. Еще раз спасибо, благодарю за внимание!

 

Время создания/изменения документа: 28 сентября 2011 17:49 / 28 декабря 2015 11:51

Версия для печати