О некоторых вопросах принудительного исполнения после возбуждения дела о банкротстве

Практика исполнительного производства, № 5, 2009.

 

Оленьчева Анастасия Николаевна
заместитель начальника отдела
правового обеспечения Правового управления
Федеральной службы судебных приставов

 

Принудительное исполнение исполнительных документов после возбуждения дела о банкротстве является одним из наиболее актуальных вопросов современного исполнительного производства.

Объясняется это тем, что Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве) установил специальный порядок правового регулирования правоотношений, складывающихся в сфере исполнения юрисдикционных актов после введения в отношении должника-организации или должника - индивидуального предпринимателя процедур банкротства. Ранее действующее законодательство об исполнительном производстве исключало возможность исполнения исполнительных документов судебными приставами-исполнителями после возбуждения дела о банкротстве.

Изучение судебной практики об оспаривании постановлений, действий (бездействия), вынесенных и совершенных судебными приставами-исполнителями в процессе ведения исполнительных производств в отношении должников, находящихся в процедурах банкротства, которая сформировалась после вступления в силу Закона об исполнительном производстве, позволило выделить ряд проблем принудительного исполнения после возбуждения дела о банкротстве.

Прежде всего следует отметить проблему, связанную с неоднозначной судебной практикой по вопросу законности возбуждения исполнительного производства после введения в отношении должника процедур банкротства.

В большинстве случаев арбитражные суды подтверждали правомерность возбуждения судебными приставами-исполнителями исполнительного производства после введения в отношении должника процедур банкротства. Соответствующая позиция судебных органов основана на следующих законодательных нормах.

Особого порядка для возбуждения исполнительного производства в отношении должника, находящегося в процедурах банкротства, Закон об исполнительном производстве не устанавливает. Основания для отказа в возбуждении исполнительного производства установлены ч. 1 ст. 31 Закона об исполнительном производстве. В перечне оснований, установленных названной нормой, являющемся исчерпывающим, не предусмотрено обстоятельство возбуждения в отношении должника дела о банкротстве.

Факт признания должника-организации несостоятельным (банкротом) сам по себе не может свидетельствовать об отсутствии у судебного пристава-исполнителя полномочий на принудительное исполнение судебного акта, а лишь устанавливает специальный порядок правового регулирования взыскания образовавшейся у должника задолженности в зависимости от ее характера и времени образования. Обозначенные выводы представлены, например, в решениях Арбитражного суда Алтайского края от 06.08.2008 (заявитель - ГУП "Барнаульский завод "Кристалл"); Арбитражного суда Краснодарского края от 15.12.2008 (заявитель - ЗАО "Новороссийский завод "Красный двигатель"); Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2008 (заявитель - ООО "ФУТЭК").

Наряду с приведенной судебной практикой имели место случаи признания незаконным возбуждения исполнительного производства после открытия в отношении должника конкурсного производства.

Так, решением Арбитражного суда Калужской области от 01.04.2008 признаны незаконными действия судебного пристава-исполнителя по возбуждению исполнительного производства в отношении МУП "Коммунальник", объявленного несостоятельным (банкротом).

Данное решение обосновано следующим.

Согласно п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) с даты принятия судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам; все требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства. В силу ст. 131 Закона о банкротстве все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу. В соответствии со ст. 129 Закона о банкротстве только конкурсный управляющий имеет право распоряжаться имуществом должника.

Законом об исполнительном производстве не урегулирован вопрос о том, кем должны исполняться исполнительные документы, выданные после признания должника банкротом. При этом положения ст. 96 Закона об исполнительном производстве следует рассматривать во взаимосвязи с Законом о банкротстве, в котором установлены специальные нормы, регулирующие порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур банкротства и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов. Исходя из анализа положений Закона о банкротстве и Закона об исполнительном производстве, суд пришел к выводу о том, что исполнительные документы, выданные после признания должника банкротом, подлежат исполнению конкурсным управляющим в порядке, установленном Законом о банкротстве.

Выводы Арбитражного суда Калужской области от 01.04.2008 подтверждены в апелляционной и кассационной инстанциях (Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда г. Тулы от 28.08.2008, Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа от 06.11.2008).

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.07.2009 N 59 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случае возбуждения дела о банкротстве" (далее - Постановление N 59) предпринята попытка унифицировать судебную практику по вопросу возбуждения исполнительного производства после возбуждения дела о банкротстве должника. В данном Постановлении разъясняется порядок действий судебного пристава-исполнителя при поступлении в подразделение судебных приставов исполнительных документов в отношении должника, находящегося в процедурах банкротства.

В частности, при поступлении в подразделение судебных приставов исполнительного документа после введения процедуры наблюдения судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства на основании п. 8 ч. 1 ст. 31 Закона об исполнительном производстве (п. 4 Постановления N 59).

Если исполнительный документ (за исключением исполнительных документов, по которым исполнительное производство не оканчивается, указанных в ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве) поступает в подразделение судебных приставов после принятия судом решения о признании должника банкротом, судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства на основании п. 8 ч. 1 ст. 31 Закона об исполнительном производстве (п. 12 Постановления N 59).

Вместе с тем при подготовке разъяснений, изложенных в пунктах 4 и 12 Постановления N 59, Пленумом ВАС РФ, видимо, не учтены следующие обстоятельства.

Статьей 31 Закона об исполнительном производстве установлены основания отказа в возбуждении исполнительного производства.

Частью 3 ст. 31 Закона об исполнительном производстве определен исчерпывающий перечень оснований отказа в возбуждении исполнительного производства, устранение которых не препятствует повторному направлению (предъявлению) исполнительного документа для исполнения в службу судебных приставов.

В силу указанной нормы в случае вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об отказе в возбуждении исполнительного производства на основании п. 8 ч. 1 ст. 31 Закона об исполнительном производстве исключается возможность повторного предъявления исполнительного документа в службу судебных приставов.

Таким образом, если судебный пристав-исполнитель, руководствуясь разъяснением ВАС РФ, изложенным в Постановлении N 59, при поступлении к нему исполнительного документа в отношении должника, находящегося в процедурах банкротства, откажет в возбуждении исполнительного производства на основании п. 8 ч. 1 ст. 31 Закона об исполнительном производстве, будет исключена возможность повторного предъявления такого исполнительного документа в службу судебных приставов после прекращения производства по делу о банкротстве.

Вместе с тем, несмотря на обозначенные положения ст. 31 Закона об исполнительном производстве, Пленум ВАС РФ допускает возможность повторного направления исполнительного документа для исполнения в службу судебных приставов. В частности, в Постановлении N 59 указано, что, если производство по делу о банкротстве будет прекращено (кроме случаев заключения мирового соглашения), пропущенный срок предъявления исполнительного документа к исполнению подлежит восстановлению судом, принявшим соответствующий судебный акт, в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 23 Закона об исполнительном производстве.

Помимо положений ч. 3 ст. 31 Закона об исполнительном производстве, Пленумом ВАС РФ при подготовке разъяснений по вопросу порядка действий судебного пристава-исполнителя при поступлении к нему исполнительного документа после введения процедур банкротства не принято во внимание, что в момент поступления соответствующего исполнительного документа в большинстве случаев не представляется возможным установить правовую природу содержащихся в данном исполнительном документе требований. Особенно это касается исполнительных документов о взыскании текущих платежей, исполнение которых отнесено к компетенции ФССП России на всех стадиях банкротства.

Благодаря принятию Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 63 "О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве" (далее - Постановление N 63) во многом решена проблема определения текущего характера задолженности, подлежащей взысканию вне рамок дела о банкротстве. Однако разъяснения, содержащиеся в данном Постановлении, могут быть эффективно реализованы судебным приставом-исполнителем только в процессе ведения исполнительного производства, когда возникают правовые основания истребования информации о характере неисполненного обязательства и периоде возникновения задолженности, подлежащей взысканию. Установление текущего характера задолженности в соответствии с Постановлением N 63 до возбуждения исполнительного производства было бы возможным, если бы вместе с исполнительным документом в службу судебных приставов направлялась копия решения суда, на основании которого выдан соответствующий исполнительный документ, поскольку из содержания описательной части судебного решения можно сделать однозначный вывод о текущем характере задолженности. Однако действующим законодательством об исполнительном производстве не предусмотрено направление в подразделения судебных приставов вместе с исполнительными документами копий судебных решений, на основании которых выдан исполнительный документ.

Особое значение для правоприменительной деятельности судебных приставов-исполнителей в процессе исполнительного производства после возбуждения в отношении должника дела о банкротстве имеет решение вопроса о законности реализации процессуальных полномочий, закрепленных в законодательстве об исполнительном производстве. В частности, правомерны ли после введения в отношении должника процедур банкротства действия судебных приставов-исполнителей по обращению взыскания на имущество (включая денежные средства) несостоятельного должника, а также по наложению ареста и применению иных ограничений распоряжения принадлежащим ему имуществом.

Системное толкование Закона о банкротстве и Закона об исполнительном производстве в части регулирования правовых последствий введения в отношении должника процедур банкротства не позволяет сформулировать однозначный ответ на данный вопрос, поскольку указанные законодательные акты не в полной мере согласуются в этой части. В качестве примера сравним правовые нормы, регламентирующие правовые последствия признания должника банкротом и открытия конкурсного производства, закрепленные в Законе о банкротстве и Законе об исполнительном производстве.

Так, согласно п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства. Исполнительные документы, исполнение по которым прекратилось в соответствии с Законом о банкротстве, подлежат передаче судебными приставами-исполнителями конкурсному управляющему. При этом снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника; наложение новых арестов на имущество должника и иных ограничений распоряжения имуществом должника не допускается.

При этом согласно абзацу седьмому п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве требования кредиторов по денежным обязательствам предъявляются в ходе конкурсного производства, за исключением текущих платежей, указанных в п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве, и требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности.

В свою очередь, Закон об исполнительном производстве обязывает судебного пристава-исполнителя при получении копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства продолжать исполнение исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам (ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве). При этом Закон об исполнительном производстве не устанавливает специального порядка ведения исполнительных производств, возбужденных на основании указанной категории исполнительных документов, на стадии конкурсного производства, что позволяет судебному приставу-исполнителю применять предоставленные ему процессуальные полномочия в полном объеме.

Отсутствие согласованности норм Закона о банкротстве и Закона об исполнительном производстве в части определения правовых последствий введения в отношении должника процедур банкротства привело к формированию неоднозначной судебной практики по вопросу правомерности применения судебным приставом-исполнителем ограничений права должника распоряжаться принадлежащим ему имуществом, предусмотренных Законом об исполнительном производстве.

Так, Арбитражным судом Сахалинской области удовлетворено заявление конкурсного управляющего МУП "Райжилкомхоз" о признании незаконным постановления о наложении ареста на денежные средства должника, вынесенного судебным приставом-исполнителем после признания должника несостоятельным (банкротом). Признавая, с учетом положений ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве, правомерность ведения судебным приставом-исполнителем неоконченных исполнительных производств с применением всех предусмотренных законодательством мер принудительного исполнения, суд указал, что ст. 126 Закона о банкротстве исключает возможность ареста имущества должника в период конкурсного производства.

Подобное решение принято также Арбитражным судом Костромской области (решение от 23.12.2008, заявитель - МУП "Электросервис"). Арбитражный суд апелляционной инстанции подтвердил выводы суда первой инстанции о неправомерности действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на денежные средства должника на стадии конкурсного производства.

В то же время Арбитражным судом Тульской области отказано в удовлетворении жалобы конкурсного управляющего МУП "ЖКХ "Шварцевское" о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на денежные средства, находящиеся на расчетном счете должника. Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда Тульской области решение Арбитражного суда Тульской области отменено, действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о наложении ареста признаны незаконными. Данное Постановление суда апелляционной инстанции отменено в кассационном порядке, решение Арбитражного суда Тульской области оставлено в силе.

Арбитражный суд Ярославской области также признал правомерность ареста денежных средств должника-банкрота в целях исполнения требований о взыскании текущих платежей (решение от 07.07.2008, заявитель - ОАО "Даниловский завод деревообрабатывающих изделий").

В целях формирования единообразного подхода в судебной практике Постановлением N 59 предложены следующие разъяснения по применению Закона об исполнительном производстве в части регулирования обращения взыскания на имущество должника, в отношении которого введены процедуры банкротства.

С даты вынесения судом определения о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления судебным приставом-исполнителем приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнительных документов, перечисленных в ч. 1 ст. 96 Закона об исполнительном производстве, а именно исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до даты введения указанных процедур судебных актов, в том числе судебных приказов о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, компенсации морального вреда, а также о взыскании задолженности по текущим платежам.

Не приостанавливается также исполнение исполнительных документов, содержащих требования, не относящиеся к имущественным взысканиям, в частности о защите владения или принадлежности имущества, в том числе об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ), о прекращении нарушений прав, не связанных с лишением владения (ст. 304 ГК РФ), об освобождении имущества от ареста (исключении из описи), о пресечении действий, нарушающих исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации или создающих угрозу его нарушения (подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ), об изъятии и уничтожении контрафактных материальных носителей, в которых они выражены, либо оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на них (пункты 4 и 5 ст. 1252 ГК РФ), об изъятии или конфискации орудий и предметов административного правонарушения и т.п.

Если в рамках сводного исполнительного производства объединены исполнительные производства, подлежащие приостановлению, и постановления, исполнение по которым не приостанавливается, то судебному приставу-исполнителю, согласно п. 5 Постановления N 59, следует продолжать исполнение только по указанной выше категории исполнительных документов.

На стадии наблюдения в рамках неприостановленного исполнительного производства не только сохраняются все ранее наложенные ограничения в части распоряжения имуществом должника, но и допускается наложение новых арестов и совершение судебным приставом-исполнителем иных исполнительных действий, предусмотренных Законом об исполнительном производстве, применение судом общей юрисдикции или арбитражным судом мер, направленных на обеспечение исполнения судебного акта.

В Постановлении N 59 не указано на возможность применения мер принудительного исполнения, установленных Законом об исполнительном производстве, после введения в отношении должника процедуры наблюдения. Полагаем, что в рамках процедуры наблюдения по неприостановленным исполнительным производствам наряду с совершением исполнительных действий допускается применение судебным приставом-исполнителем и мер принудительного исполнения.

При введении процедуры финансового оздоровления или внешнего управления сохраняются ранее наложенные аресты и иные ограничения распоряжения имуществом должника. Наложение новых арестов и установление иных ограничений распоряжения имуществом должника, включая обеспечительные меры, как судебными приставами-исполнителями, так и судами допускаются только в рамках процесса по делу о банкротстве.

Исключение из этого правила установлено для арестов и иных ограничений в отношении взыскания задолженности по текущим платежам, а также истребования имущества из чужого незаконного владения в ходе процедуры внешнего управления. По данным видам имущественных взысканий аресты и иные ограничения распоряжения имуществом должника могут налагаться в ходе процедуры внешнего управления вне рамок дела о банкротстве. В остальных случаях в ходе процедур финансового оздоровления и внешнего управления для наложения ареста судебный пристав-исполнитель обращается с соответствующим ходатайством в суд, рассматривающий дело о банкротстве. В части, касающейся рассмотрения этого ходатайства, судебный пристав-исполнитель пользуется правами и несет обязанности лица, участвующего в деле (ст. 41 АПК РФ), в частности имеет право обжаловать определение об отказе в принятии таких обеспечительных мер.

По приостановленным исполнительным производствам с даты вынесения судом определения о введении наблюдения судебным приставом-исполнителем снимаются аресты с имущества должника и отменяются иные ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе исполнительного производства по имущественным взысканиям.

При этом принятые судами меры (в виде арестов и иных ограничений распоряжения имуществом должника), направленные на обеспечение иска, на стадии наблюдения сохраняются. После введения финансового оздоровления или внешнего управления по приостановленным исполнительным производствам отменяются все ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов.

Следует иметь в виду, что аресты, в том числе направленные на обеспечение иска, наложенные в процессе исполнительного производства, которое после введения в отношении должника процедур наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления подлежит приостановлению, считаются отмененными в силу указания закона и снимаются судебным приставом-исполнителем самостоятельно в разумный срок без дополнительных судебных актов, ходатайств, заявлений со стороны заинтересованных лиц.

С даты принятия судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, на основании п. 7 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам.

При этом после получения копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом все ранее наложенные аресты и иные ограничения распоряжения имуществом должника снимаются, в том числе и по тем исполнительным производствам, которые продолжают исполняться судебным приставом-исполнителем. Наложение новых арестов на имущество должника и применение ограничений распоряжения имуществом должника не допускаются.

Исключением из данного правила являются исполнительные производства, возбужденные на основании исполнительных документов, содержащих требования по неимущественным взысканиям. Согласно Постановлению N 59 допускается возможность наложения арестов и иных ограничений в связи с требованиями по спорам, касающимся защиты владения или принадлежности имущества, в том числе об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ), о прекращении нарушений прав, не связанных с лишением владения (ст. 304 ГК РФ), об освобождении имущества от ареста (исключении из описи), о пресечении действий, нарушающих исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации или создающих угрозу его нарушения (подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ), об изъятии и уничтожении контрафактных материальных носителей, в которых они выражены, либо оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на них (пункты 4 и 5 ст. 1252 ГК РФ), об изъятии или конфискации орудий и предметов административного правонарушения и т.п. Для обеспечения исполнения перечисленных требований судебный пристав-исполнитель вправе в качестве лица, участвующего в деле о банкротстве, обратиться с ходатайством о применении обеспечительных мер в суд, рассматривающий дело о банкротстве.

Особого внимания заслуживает позиция ВАС РФ по вопросу порядка взыскания задолженности по текущим платежам после признания должника банкротом и открытия конкурсного производства. До принятия Постановления N 59 основополагающим в судебной практике был подход, согласно которому арбитражные суды считали, что судебному приставу-исполнителю следует продолжать после признания должника банкротом исполнение исполнительных документов о взыскании задолженности по текущим платежам. При этом в силу специфики конкурсного производства судебные приставы-исполнители не вправе в полной мере реализовывать процессуальные полномочия, предоставленные им Законом об исполнительном производстве, а именно не допускается накладывать аресты на имущество должника-банкрота и применять иные ограничения распоряжения его имуществом. Исполнение требований исполнительных документов о взыскании задолженности по текущим платежам осуществляется судебным приставом-исполнителем исключительно путем обращения взыскания на наличные денежные средства должника, а также безналичные денежные средства, находящиеся на счетах, открытых должнику в кредитных организациях, с учетом правил, предусмотренных ст. 855 ГК РФ.

Указанные выводы подтверждены достаточно обширной судебной практикой по оспариванию постановлений судебных приставов-исполнителей об обращении взыскания на денежные средства, находящиеся на счетах, открытых должнику в банках и иных кредитных организациях, а также о списании соответствующих денежных средств. Например, Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 10.04.2008 отменено решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 30.01.2008, в соответствии с которым признано обоснованным заявление ГУП РМ "Мордовкоммунэнерго" о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о списании денежных средств со счетов должника, объявленного несостоятельным, и направлению данного постановления в кредитную организацию для исполнения. Аналогичная судебная практика сформировалась в Хабаровском крае (решения Арбитражного суда Хабаровского края от 25.03.2008 и от 16.01.2009), в Кировской области (решения Арбитражного суда Кировской области от 31.03.2008 и от 28.01.2009), Орловской области (решение Арбитражного суда Орловской области от 24.09.2008), Владимирской области (решение Арбитражного суда Владимирской области от 21.11.2008), Тверской области (решение Арбитражного суда Тверской области от 24.04.2008, оставлено в силе в апелляционной инстанции), Республики Карелия (решения Арбитражного суда Республики Карелия от 29.05.2008, оставлено в силе в апелляционной инстанции, и от 12.03.2008).

Разъяснения по вопросу порядка взыскания задолженности по текущим платежам после признания должника банкротом и открытия конкурсного производства, предложенные в Постановлении N 59, согласуются с вышеуказанной позицией арбитражных судов, однако конкретизируют порядок обращения взыскания на денежные средства, находящиеся на счетах, открытых должнику в кредитных организациях. В частности, в соответствии с абзацем пятым п. 16 Постановления N 59 с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом исполнительное производство по исполнительным документам о взыскании задолженности по текущим платежам в силу ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве не оканчивается. Вместе с тем судебный пристав-исполнитель не вправе совершать исполнительные действия по обращению взыскания на имущество должника, за исключением обращения взыскания на денежные средства, находящиеся на счете должника в банке, в порядке, установленном ст. 8 Закона об исполнительном производстве, с соблюдением очередности, предусмотренной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве.

Иными словами, постановление судебного пристава-исполнителя о списании денежных средств (об обращении взыскания на денежные средства), направленное в банк или иную кредитную организацию во исполнение требований судебного акта о взыскании текущих платежей, будет отвечать критериям законности, если в постановлении подтвержден текущий характер взыскиваемых платежей и указано на очередность удовлетворения требований данного исполнительного документа, которая определена с учетом норм Закона о банкротстве.

В заключение стоит отметить, что, несмотря на безусловный положительный эффект принятия Пленумом ВАС РФ постановлений, разъясняющих отдельные вопросы применения Закона об исполнительном производстве и Закона о банкротстве в части регулирования принудительного исполнения исполнительных документов после возбуждения дела о банкротстве, устранены далеко не все проблемы, возникающие в процессе исполнительного производства на стадии банкротства должника.

Представляется, что решению соответствующих проблем будет способствовать совершенствование Закона об исполнительном производстве в части обращения взыскания на имущество должника-организации и должника - индивидуального предпринимателя после возбуждения дела о банкротстве, а также подготовка ФССП России методических рекомендаций, определяющих алгоритм действий судебных приставов-исполнителей в процессе исполнения исполнительных документов при введении в отношении должника-организации и должника - индивидуального предпринимателя процедур банкротства.

Время создания/изменения документа: 26 июня 2011 15:59 / 25 сентября 2011 19:21

Версия для печати