Постановление Европейского Суда по правам человека от 01 июля 2014 года по делу № 29920/05 «Герасимов и другие против Российской Федерации» («Gerasimov and Others v. Russia»)

По делу обжалуется длительное неисполнение вступивших в законную силу судебных актов по делам о предоставлении жилья и неоправданное вмешательство публичных властей в реализацию права на беспрепятственное пользование своим имуществом. По делу допущено нарушение требований статей 6, 13 и статьи 1 Протокола № 1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Обстоятельства дела

Заявители по делу – граждане Российской Федерации, проживающие в различных регионах Российской Федерации. В отношении них были вынесены вступившие в законную силу судебные решения, предписывающие органам власти предоставить им жилье или оказать услуги натурой, но эти решения не исполнялись чрезвычайно длительное время. Некоторые решения остаются неисполненными до сих пор. В производстве по делу в Европейском Суде во всех случаях, кроме двух, государство-ответчик представило односторонние заявления, признающие длительность исполнения судебных решений, вынесенных в пользу заявителей и предлагающие им денежную компенсацию.

В порядке применения статьи 37 Конвенции. Односторонние заявления, представленные государством-ответчиком, игнорируют ключевой аспект дела – право на эффективное внутригосударственное средство правовой защиты, - который был прямо затронут Европейским Судом в отношении всех жалоб, когда они были коммуницированы государству-ответчику.

Европейский Суд также поставил принципиальный вопрос о существовании системной проблемы, вытекающей как из отсроченного исполнения решений национальных судов, налагающих обязательства в натуре на органы власти, и отсутствие внутригосударственных средств правовой защиты в отношении таких отсрочек, была соответственно приведена в действие процедура вынесения пилотного постановления. Заявления государства-ответчика не содержали каких-либо обязательств разрешить этот вопрос по Конвенции, хотя он касается большой группы людей в Российской Федерации, включая заявителей. Несмотря на то, что имеющиеся в распоряжении Европейского Суда материалы показывают определенные инициативы, направленные на исправление положения, они никаким образом не обязывают государство-ответчика перед лицом либо Европейского Суда, либо заявителей. Согласие с просьбой государства-ответчика исключить настоящие «пилотные» жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом, оставило бы настоящую ситуацию без изменений и гарантий того, что в ближайшем будущем будет найдено решение этой проблемы.

Относительно соблюдения требований статьи 13 Конвенции Европейский Суд уже приходил к выводу в предыдущих постановлениях, что в законодательстве Российской Федерации отсутствуют эффективные внутригосударственные средства правовой защиты, будь то превентивные или компенсаторные, предоставляющие возможность адекватной и достаточной компенсации вреда в случае длительного неисполнения судебных решений, вынесенных против органов власти. Это также было логическим обоснованием двух законопроектов, которые были вынесены на обсуждение законодателя до и после вынесения Европейским Судом пилотного Постановления по делу «Бурдов против Российской Федерации (№ 2)» с целью создать специальный судебный компенсаторный механизм, обеспечивающий адекватную компенсацию вреда от повторных нарушений на национальном уровне.

Государство-ответчик выбрало радикальное ограничение сферы действия Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее – Закон) судебными решениями, присуждающими денежные взыскания с государства. В результате эффективное внутригосударственное средство правовой защиты, введенное Законом, не было доступно заявителям в настоящем деле. Европейский Суд не установил какого-либо значимого элемента в доводах государства-ответчика об отклонении широко разделяемого мнения о том, что эти средства правовой защиты были неэффективны в случаях заявителей. Государство-ответчик не указало на какие-либо существенные изменения в национальной судебной практике, свидетельствующие об обратном. Европейский Суд решил бесспорно, что Закон был неприменим к настоящим жалобам, которые касались судебных решений, обязывающих органы власти предоставить жилье или исполнить другие обязательства в натуре. Заявители тем самым не располагали эффективным средством правовой защиты, доступным на национальном уровне, в отношении их могущих быть доказанными жалоб.

Решение ЕСПЧ и компенсация

Европейский Суд единогласно постановил, что по делу допущены нарушения статьи 6 и статьи 13 Конвенции в связи с задержками в исполнении вступивших в законную силу судебных решений, вынесенных в пользу заявителей, и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в отношении шестерых заявителей в связи с неоправданным вмешательством публичных властей в реализацию их права на беспрепятственное пользование своим имуществом и обязал государство-ответчика выплатить заявителям суммы в размере от 900 до 9 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Время создания документа: 09 июня 2015 10:01

Версия для печати